города |  художники  |  главная  |  english  | ncca-kaliningrad.ru
Валерий Орлов и Александра Митлянская
«Территория» Метро, видео, цветная фотография, 2004


Трепет и восторг первого касания ступени лестницы, уносящей тебя вниз …
Ад? Сказочный мир? Сеть подземных ходов, помогающих пробраться к поставленной цели в определённую точку многомиллионного города? С первых дней возникновения идеи о постройке в Москве метро и начала её воплощения в начале 30-х годов вплоть до наших дней не прекращаются всевозможные интерпретации и трактования этого удивительного и не однозначного социально - художественного проекта. На протяжении всего этого времени архитекторы, социологи, культурологи, искусствоведы и философы, не только отечественные, но и зарубежные, формировали оценки, перелицовывали их со временем, в силу его «веяний» и изменившихся социальных условий и требований. Даже сейчас не трудно представить, какие бои велись за признание идеологической и творческой значимости художественных проектов между группами художников, за право реализации своих творений. Задача художников - продемонстрировать кажущуюся им наиболее удачной модель отражения в подземном мире метро социальной структуры мира реального, надземного.
Обыватель же, москвич, в своем повседневном общении с этим «Зазеркальем», проникая в чрево этого «эстетизированного» монстра, проносится мимо скульптур, мозаик, витражей, с трудом вталкивается в вагон, выталкивается из него согражданами, стремится выбраться наружу, не вынося с собой предполагаемой создателями радости, оставляя ее туристам, гостям столицы. А они не без труда отметят, как оскудевает декор станций по мере удаления от центра города к периферии, как чудеса декоративного искусства 30-50-х годов, восхищавшие тогда, поражают воображение и сейчас своей масштабностью и качеством, а декор 70-90-х гг.угнетает своей убогостью и недоброкачественностью.
Не изменился, пожалуй, лишь один элемент, весьма функциональный, не поддавшийся социально-эстетическим переменам, – технический колодец. Он не всегда попадает в поле зрения пассажира подземки, несмотря на то, что присутствует на всех платформах метро. Его цвет почти всегда красный с белым, вероятно, стандартный цветовой код. По форме это круг или прямоугольник. Ясная простая визуальная форма. Мощный носитель этой формы – металл. Окраска по своей плотности, насыщенности сравнимая с полотнами русского авангарда начала 20 века, превращает этот утилитарный элемент технического предназначения в произведение современного искусства.
Поверхность колодцев подвергается повседневному непосредственному соприкосновению с проходящей толпой, сохраняя не надолго следы этих свидетельств, уничтожаемых практически ежедневно вновь прибывающими гостями подземного мира.
В этом подземном царстве все так же изменчиво, как и наверху, так же упорядочено в неповторяемости событий. Те же голоса, шарканье обуви, то же невнимание к ближнему, тот же страх при слове теракт…











Вид инсталляции в Государственном центре фотографии (Санкт-Петербург)

Город:
Москва